Идеологическое давление на российских школьников постепенно, но постоянно усиливается. Для них формируется курс начальной военной подготовки, создана новая провластная структура "Движение первых", активизировалась работа военно-патриотических объединений. По указанию властей каждый понедельник утром во всех школах России проводится торжественное поднятие флага и исполнение гимна – на это время вход в школу блокируется, – затем проходит новый урок "Разговоры о важном". Теперь занятия на эту же тему собираются проводить и для родителей.

С сентября 2023 года во всех школах страны у директоров будут специальные советники по воспитанию. Уже сейчас дети посылают открытки российским солдатам на фронт и участвуют в конкурсах с военной тематикой. Есть случаи увольнения учителей за оппозиционные взгляды и преследования родителей, дети которых высказываются в поддержку Украины.

В российских школах до сих пор работают учителя, выступающие против войны. Три человека из разных регионов рассказали, как сейчас устроена государственная пропаганда в системе образования, и есть ли возможность не проводить эту государственную линию в школах. По понятным причинам Радио Свобода не раскрывает имена собеседников.
– У многих есть впечатление, что произошли кардинальные изменения в преподавании истории, в воспитательной работе. На самом деле нет. Квасной патриотизм нагнетался и до февраля 2022 года. С началом войны, конечно, всё это усугубилось, но пока это не является завершенной системой.

В "Разговорах о важном" сначала планировали рассказывать об "СВО" ("специальной военной операцией" российские власти называют войну в Украине. – РС), но когда это вызвало явное неприятие родителей, программу резко поменяли перед 1 сентября 2022 года. В результате "Разговоры о важном" направлены на формирование скорее индивидуалистических ценностей: детям говорят, что хорошо стать бизнесменом, блогером. Кто как ведет "Разговоры о важном", на самом деле никто не проверяет.
Да, появились письма детей на фронт, другие формы солидарности с "СВО". Чиновники министерства просвещения пытаются продемонстрировать поддержку режиму. Все эти мероприятия не требуют больших усилий от учителей, иногда ещё и денежку платят, и дают чувство сопричастности – вроде как нашим помогаем. На местах есть перегибы, если чиновники или учителя пропаганду воспринимают буквально.

Есть учителя, директора, которые верят, что все всерьез, что мы строим "русский мир", а они ведут борьбу на своем фронте и должны подавлять несогласных. И чем дальше всё зайдет, тем больше таких будет.
"Юнармия" реализуется, если в школе есть люди, которые за это болеют – в основном бывшие военные. До "Движения первых" было Российское движение школьников, которое никто уже не помнит. Тут средства тоже освоят и забудут. Ничего, кроме отвращения к патриотизму, таким образом не прививается. Все плохо продумано, не подготовлено, проводится для галочек и отчетов. И общество, и дети это видят.

В образовании не наблюдается последовательной стратегии, реализуются сиюминутные потребности. Чиновники в Министерстве просвещения меняются достаточно быстро. Каждый реализует то, что в голову пришло. Образование – это и бизнес, потому что на проведение мероприятий выделяются серьезные государственные средства.

Куча чиновников, структур примазываются к грантам. Если вместо патриотизма нужен будет космополитизм – точно так же будут внедрять. Буквально до "СВО" внедряли участие во всемирной аттестации учеников PISA, а потом резко прекратили.
Но Россия до сих пор остается в мировом тренде образования – российские школы нацелены на формирование у ребенка лидерских качеств, индивидуализации, в той или иной степени толерантности. В отношении ЛГБТ, конечно, нет, но в отношении людей с ограниченными возможностями – вполне. Пресекаются конфликты на национальной почве.

Родителей в школах очень боятся. Задача директора – чтобы на его территории все было спокойно. За что люди могут восстать? За своих детей. Директор находится между родителями и учителями, а с другой стороны – между чиновниками и бизнесом, который реализует свои проекты в школах. Директора часто слетают со своих должностей.
Если учительский коллектив хороший и есть взаимопонимание с директором, можно госпропаганду спускать на тормозах, отправляя чиновникам красивые отчеты. Я тоже веду "Разговоры о важном". Как я их веду: ко мне не придерешься, я соблюдаю все методические рекомендации. Но всегда можно так подать, чтобы у детей это вызывало смех или неприятие.

Все прекрасно знают в школе, что я подписывал петицию против войны и продолжаю быть против. Может быть, и ко мне начнут придираться, но пока нет.
– В феврале прошлого года, когда все началось, учителя между собой пытались разговаривать о происходящем, узнавать точки зрения друг друга. Затем стали приходить директивы, что можно, что нельзя. На практике в каждой школе все это работает по-разному, очень многое зависит от директора.

Помочь КУБАНИ (karbo)

calendar